ЧТОБЫ ПОЛЮБИТЬ РОДИНУ, НАДО ПОЗНАТЬ ЕЕ. Н.К. РЕРИХ

воскресенье, 30 ноября 2014 г.

ВЫШЕ ВИТРИН

Жители городов разучились смотреть выше витрин. Мы ходим носом вниз или судорожно озираемся, чтобы не угодить под несущуюся машину, а то и просто глазеем по сторонам, но не для того, чтобы увидеть, что находится наверху.
11 
Искусство заключается в том, чтобы
найти необыкновенное в обыкновенном
и обыкновенное в необыкновенном.
Дени Дидро, философ


А между тем там немало интересного, красивого и даже забавного. Ну вот, например, есть в Таллинне, на углу улиц Пикк и Хобузепеа дом, разглядывая который (конечно, выше витрин), нельзя не улыбнуться. Весь он появился будто для того, чтобы развеселить серьезных столичных жителей и любознательных гостей города. Дом невольно привлекает внимание своим богато украшенным, похожим на декорацию фасадом. Головки ангелов, морские драконы, дельфиньи рыльца, бог Посейдон с трезубцем, девичьи личики, такие сладенькие, будто их вылепили из марципана, рожицы дразнящихся чертенят… Причем все это вплетено в причудливый орнамент из изогнутых ветвей, листьев и цветов. И все это многообразие ярко раскрашено, весь этот затейливый декор завершает бюст человека на карнизе дома. Человек с любопытством смотрит в лорнет. Этот оптический прибор давно ушел из нашей повседневной жизни, мы пользуемся обычными очками, надевая их на нос, а люди ХVIII века имели очки на складывающейся ручке с цепочкой и при необходимости приставляли их к глазам. В ту пору было модно иметь лорнет, и смотрели через него даже тогда, когда в этом и не было нужды.
12Так вот, человек с лорнетом, венчающий фасад дома №23 на улице Пикк, в камзоле и с косичкой на затылке всем своим видом говорит, что пришел к нам из манерного ХVIII столетия, запечатленного на полотнах художников того времени: Ватто, Буше, Фрагонара — персонажи которых щеголяли в цветных камзолах, панталонах до колен, белых чулках и туфлях с блестящими пряжками, с легкой прической и коком взбитых волос.
Господин с лорнетом сквозь его стекла взирает на что-то, происходящее на другой стороне улицы… Судя по саркастической улыбке, моды наших дней кажутся ему не только нелепыми, но и просто дикими. Впрочем, кое-что ему в моде ХХI века очень даже нравится. Что именно? Это станет понятно, если вспомнить и поверить городскому преданию о том, почему на крыше городского дома появился этот любопытный господин с лорнетом и куда он так внимательно смотрит.
Однажды, проходя мимо этого дома, услышал, как стоящей на другой стороне улицы Пикк группе туристов экскурсовод рассказывал, что некогда в доме напротив, вернее, в том здании, что стояло на этом месте три сотни лет назад, жил старый холостяк, отличавшийся легкомысленной и не совсем приличной привычкой лорнировать, а попросту говоря — подглядывать через окно дома напротив за тремя молодыми девицами (или дамами), наблюдая за их туалетом. А нужно сказать, что мода в ту пору отличалась особым искусством, называемым французами “де се дэвтир” (искусством одеваться), одеваться в платья, полные сладострастия и кокетства, с глубоким вырезом лифа, прилегающим корсажем и кринолином.
13И таллиннский господин с улицы Пикк с восторгом лорнировал своих милых соседок, особенно когда они разоблачались и оставались неглиже. Кстати, слово это в переводе с французского означает “пренебрегать”. Не случайно существовал в то время (опять-таки во Франции) обычай, называемый французами “левэ”, когда кавалеры присутствовали при утреннем одевании знакомых дам. А так как в Таллинне ХVIII столетия это было просто немыслимо, господин из городского предания рассматривал соседок в лорнет.
Снизу, с мостовой улицы Пикк, не видно выражение глаз этого человека, но если внимательно посмотреть на фотографию бюста человека с лорнетом, то отчетливо видны расширенные зрачки его восхищенных глаз и сладострастная полуулыбка.
Ну как такому проказнику и любителю женских прелестей не восхищаться одеждой, вернее, ее отсутствием у женщин нашего времени. И хотя сексуально озабоченный холостяк с лорнетом поступал по нормам ХVIII века явно аморально, куда ему до современных проказников, заполнивших недавно на вечере секспедиции зал по-прежнему называемого “культурным” центра “Сакала” .
Впрочем, вся эта история на совести тех, кто придумал это городское предание. Честно говоря, без таких баек город будет скучным и неинтересным.
А все-таки как же этот таллиннский донжуан попал из ХVIII столетия на крышу дома, построенного в начале ХХ века? И как вообще в строй строгих зданий улицы Пикк мог попасть такой “развеселый” дом, да и расположенное напротив здание под №18 с нагромождением на фасаде египетских масок, драконов, женских фигур, разнообразных по форме и размерам окон в обрамлении прихотливо изогнутых линий карнизов и рустованных камней (руст — облицовка грубо отесанным камнем)?
В 1907 году из Тарту в Таллинн переехал молодой архитектор Жак Розенбаум. Сын городского головы города Хаапсалу, он окончил Ревельское Петровское реальное училище, а затем Политехнический институт в Риге и стал профессиональным архитектором. Время его активной деятельности в Таллинне совпало с проникновением в архитектуру Эстонии нового стиля “модерн”, или “юген”, возникшего в Европе в девяностые годы ХIХ столетия. Этот стиль отличался поиском новых приемов композиций и новых архитектурных форм, свободных от старых шаблонов. Стиль, в котором архитекторы видели возможность большей свободы творчества и освобождения от академических канонов. Талантливые зодчие создавали в стиле модерн интересные, вошедшие в историю архитектуры сооружения. И хотя новый стиль существовал относительно недолго, он оставил свой след в истории нашего города, и прежде всего работами Жака Розенбаума.
Когда вскоре после его приезда в Таллинн он получил заказ от богатого местного предпринимателя Рейхмана построить дом на углу улиц Пикк и Хобузепеа, он украсил его не только затейливым декором, но и бюстом господина с лорнетом и фигуркой кота. По-видимому, кто-то поведал архитектору забавное городское предание, и он, будучи человеком с юмором, не мог отказать себе в удовольствии немного похулиганить. Спасибо ему и рижскому скульптору Аугусту Фольцу, изваявшему и господина, и кота.
Наш Старый город — своеобразный музей архитектуры. Здесь можно встретить здания, построенные в разнообразных стилях, от готики до модерна. К последнему специалисты-искусствоведы еще недавно относились свысока, считая его периодом упадка искусства архитектуры. Но именно дома в этом стиле украшают и оживляют улицы старого Таллинна. Конечно, можно спорить о достоинствах и недостатках отдельных зданий, но думается, что все архитектурные стили, в которых эти здания построены, звенья одной цепи истории зодчества, а выбросить из цепи даже одно звено нельзя — цепь распадется. И тогда в живую и разнообразную ткань города ворвутся стандартные и безликие стеклянные монстры, имена создателей которых наверняка никто не вспомнит.
И последнее. Дома, построенные на улице Пикк Жаком Розенбаумом, вызывают добрую улыбку и стали своего рода приманкой для туристов.

Лев Лившиц
«Молодёжь Эстонии»