ЧТОБЫ ПОЛЮБИТЬ РОДИНУ, НАДО ПОЗНАТЬ ЕЕ. Н.К. РЕРИХ

вторник, 16 апреля 2013 г.

TALLINNA TEATRID

«Без четверти шесть веков»: так, шутя, называют нынешний юбилей сотрудники Городского театра. Уточняя при этом, что помещения для устройства служебных помещений и репетиционных залов в доме по адресу Лай, 23 тогдашний Таллиннский молодой театр получил, куда как позднее – осенью 1965 года. 


Дом на улице Лай, 23 — старейшее из принадлежащих таллиннскому Городскому театру зданий.
В ту пору считающийся ныне едва ли не хрестоматийным примером средневековой жилой архитектуры ганзейского Ревеля выглядел куда как менее «архаично». Перестройки XIX столетия и переделки начала ХХ пощадили лишь общий объем и характерный силуэт фасада средневекового домовладения. Реставрация, проведенная в 1968-75 году, вернула памятнику архитектуру его былое великолепие: так, или почти так выглядел дом на улице Лай, 23 в ту пору, когда считался новостройкой.
В документах магистрата нынешнее владение Городского театра впервые упоминается в 1467 году. Однако недавние исследования служат подтверждением тому, что здание старше на три десятка лет. Указанием на это служит дендрохронологический анализ потолка в нынешнем каминном зале театрального здания. Бревна, из которых он изготовлен, были срублены в 1433 году. Перед тем, как стать строительным материалом, стволы, как правило, высушивались с зимы до весны следующего года. Следовательно, датой начала строительства дома на Лай, 23, можно считать 1434 год. А в нынешнем году отмечать его 575-ти летие.
Историк и искусствовед Юри Куускемаа напоминает, что в 1433 году Таллинн постигла катастрофа: один из крупнейших в истории города пожаров, упоминание о котором сохранилось даже в древнерусских летописях. Даже если принадлежащие ныне Городскому театру здание и не выгорело дотла – большинство строений, по крайней мере, в Нижнем городе было выстроено уже из камня – пожар стал толчком к его перестройке и расширению. «Во всяком случае, таким, как мы знаем дом по адресу Лай, 23, он, в общих чертах стал к 1431 году, – считает Куускемаа. – А, значит, через двадцать пять лет мы сможем отпраздновать его шестисотлетие».