ЧТОБЫ ПОЛЮБИТЬ РОДИНУ, НАДО ПОЗНАТЬ ЕЕ. Н.К. РЕРИХ

воскресенье, 29 января 2012 г.

НАСЛЕДИЕ СУДЬБЫ ДОСТОЙНОЙ И ПЕЧАЛЬНОЙ

19 мая 1818 года имение Выйсику в Южной Эстонии покидала черная карета с наглухо закрытыми окнами. Ее сопровождали конные жандармы. В карете находился только что арестованный, теперь уже государственный преступник, потомственный лифляндский дворянин, барон Тимотеус Эбергард фон Бок. (В России титул барона был введен в свое время Петром I для высшего слоя прибалтийского дворянства немецкого происхождения). И вот теперь барону-арестанту предстоял неблизкий путь в один из казематов Шлиссельбургской крепости.

У ворот мызы в окружении слуг осталась стоять 22-летняя жена барона Ээва (Катарина) фон Бок. Ее лицо окаменело от горя.

В здании мызы еще хозяйничали жандармы. Они прибыли рано утром во главе с генерал-губернатором Лифляндии маркизом Паулуччи по личному повелению императора Александра I.

А будущий узник крепостных застенков меж тем все дальше и дальше удалялся от родных мест.

После полудня резко изменилась погода. Налетел шквалистый ветер. Придорожный лес закачался вершинами, зашумел. Темные низкие тучи вылились дождем. Молнии и гром разверзли небо. Казалось, что в природе нашли выход накопившиеся неистовые силы. Они буйствовали, нарушив благость майской тишины.

Арестанту подумалось, что нечто подобное случилось и в его жизни. В его голове также долгое время накапливались вольные и крамольные идеи, которые в конце концов и привели его судьбу к катастрофе.

Он сын Георга Бока, владельца одного из крупнейших имений Лифляндии, владельца 2500 душ крепостных и 19300 га земли.

В роду из поколения в поколение передавалось предание о том, что бабушка по отцу Е.Шульц (урожденная Фик) была побочной дочерью Петра I. Поэтому Тимотеус фон Бок мог считать себя равным по крови с Александром I. (Фон - частица перед немецкой фамилией, указывающая на дворянское происхождение).

Будучи офицером, Тимотеус фон Бок отважно воевал с турками, французами в 1807 и 1812 годах, участвовал и отличился в Бородинском сражении. К 30 годам - полковник, ордена: св. Анны 3 степени с бриллиантами за Бауцен, прусский орден Pour la merite за Пегау, св. Владимира III степени за Ла Кромвель во Франции. Он же обладатель "Золотой шпаги" за храбрость.

Но храбрый воин был еще и правдоискателем, вольнодумцем. Во время войны с Турцией 23-летний корнет (это первый офицерский чин в кавалерии) имел смелость направить императору "записку" с изложением своих взглядов на войну, с обвинениями главнокомандующего графа Н.М.Каменского, который "хотел быть выше Суворова... хотел быть вторым Румянцевым и не стал ни тем, ни другим...". Далее корнет предлагал свои услуги для заключения мира с Турцией.

Царь не забыл это обращение, и через 3 года барон был направлен в Англию с важным поручением. В отчете о поездке неугомонный автор предложил ни много ни мало, как отстранить от государственных дел всесильного графа А.А.Аракчеева.

Дальше - больше. В следующей "записке" на имя М.Б.Барклая де Толли он упрекнул в полководческих замашках самого императора. До поры до времени все это сходило с рук храброму боевому офицеру. Но тучи над его головой уже сгущались.
Võisiku mõisa peahoone (1750-60ndad)

В 1816 году фон Бок вышел в отставку и поселился в своем имении Выйсику. Это недалеко от Пыльтсамаа. Южная Эстония тогда входила в состав Лифляндской губернии.

Знакомый с западноевропейским гуманизмом барон был потрясен феодальным рабством эстов. В сентябре 1816 года гусары Гродненского полка подавили крестьянский бунт на мызе Педдис. В следующем году казаки и солдаты усмирили крестьян мызы Састама. Еще в четырех мызах одновременно отмечалось "непослушание" крестьян.

Возмущенный ум фон Бока не мог оставаться равнодушным и мириться с такой действительностью, он делает для себя вывод: "В искоренении этих зол - цель моей жизни". Это не просто слова - за ними поступки, действия.

"Каждый эстонец - мой соотечественник", - утверждал он.

Вопреки традициям и враждебному отношению своего сословия к черни дворянин, барон, немец Тимотеус фон Бок женился на простой крестьянской девушке, дочери кучера, эстонке. Поскольку он был офицером, ему надлежало иметь на то разрешение императора.

Венчание состоялось 12 октября 1817 года в Тартуском православном Успенском соборе. Невеста Ээва перед этим перешла из лютеранской веры в православие, приняла крещение по православному обряду и получила новое имя Екатерина.

Через месяц после венчания барон отмечал свое 30-летие. Собрались друзья профессор Г.Ф.Паррот, поэт и композитор А.Вейраух, пастор Г.Ленц и другие. Не было только поэта В.А.Жуковского. Накануне юбилея в полночь Тимотеус писал Жуковскому: "Первые дни моего супружества были трудны, не легко найтиться в положении столь противном моей преясней жизни, но я нашелся и уверен, что твердость все может преодолеть. Китти понимает меня, я люблю и любим. Завтра свершится мне тридцатый год". Письмо было зачитано гостям, и они делали на нем свои приписки. Екатерина тоже написала: "Помню и буду помнить. Екатерина". Торжество продолжалось. Было славное застолье с воспоминаниями, шутками, стихами, песнями, танцами, музыкой. Дамы источали благоухания, их наряды и прически были элегантны и неотразимы. Иногда сам барон садился за фортепиано, и тогда зал наполнялся прекрасными мелодиями немецких и французских композиторов. А когда он переходил к импровизации, то казалось, что это композитор играет мелодии, рожденные здесь в Лифляндии, на юге Эстонии.

Молодая жена оказалась достойной своего мужа. Не получив школьного образования, она ко времени своего замужества владела родным эстонским, а также русским, немецким и французским языками.

7 апреля 1818 года барон отправил Александру I очередную "записку", предназначенную для прочтения в Лифляндском ландтаге. Это было искреннее письмо патриота, сочетавшего ненависть к рабству и угнетению с чувством личной ответственности за свое отечество. Оно содержало 52 пункта разработанной им конституции.

И грянул гром. Ответ пришел необычайно быстро: повелением императора губернатору надлежало немедленно арестовать автора письма, который был объявлен умалишенным и безумцем. Отныне холодный камень крепостных застенков долгих 9 лет будет надежно сторожить опасного государственного преступника.

Летом 1825 года Екатерина Бок ездила в Петербург и добилась аудиенции у Александра I. Царь принял ее в Царском Селе, обещал за 14 дней вернуть мужа. Но потом царь сказал, что ему невозможно сдержать свое слово, потому что "он (Бок) все еще очень злой...".

В 1827 году по "милости" уже другого императора - Николая I больному Т. фон Боку было разрешено вернуться в свое имение под строжайшее наблюдение и без права выезда. 11 апреля 1836 года родные нашли его мертвым, лежащим на полу своей комнаты.

Когда-то аристократ, граф Федор Ростопчин сказал, что он хорошо понимает французскую революцию, когда "сапожники пожелали стать князьями", но решительно не понимает русских, когда "князья стремятся стать сапожниками". Графу не дано было иметь или хотя бы понять высокие помыслы барона Бока, которого не удовлетворяло только личное благополучие. Он хотел благополучия крестьян и целых народов.

Эстония помнит Тимотеуса фон Бока как своего сына, как борца и страдальца, как провозвестника гуманизма в своем отечестве. Ему посвящены роман "Императорский безумец" Я.Кросса и публикация "Узник Шлиссельбургской крепости" А.Любарского. Ю.М.Лотман так сказал о Тимотеусе фон Боке: "Обаятельный, яркий и загадочный человек большого исторического значения".

  • http://www.mois.ee/vilj/voisiku.shtml
  • http://eugen.ru/las-flores/estonia/history/estonia-great-people-timoteus.html