ЧТОБЫ ПОЛЮБИТЬ РОДИНУ, НАДО ПОЗНАТЬ ЕЕ. Н.К. РЕРИХ

вторник, 19 февраля 2013 г.

«MON FAIBLE»



Часть Ратушной площади в 1800 году. Справа — аптека.
«Не только человек собирает коллекцию,
но и коллекция собирает человека».

Виктор Шкловский
«В год Господен одна тысяча четыреста двадцать второй от Рождества Христова, в понедельник перед вербной неделей...» – такими словами начинается запись в старинной книге Ревельского магистрата о первом упоминании старейшей аптеки нашего города. Система летосчисления за столетия изменилась, но можно установить, что понедельник перед вербной неделей в 1422 году – это 8 апреля. Из этого упоминания видно, что аптека работала в городе и раньше, но будем считать ее историю с 1422 года. Так что 8 апреля 2002 года ей исполнится 580 лет! Сколько в мире таких аптек? Думаю, единицы.

Аптека отпускала лекарства за 9 лет до казни Жанны Д’Арк (1431), за 31 год до падения Византийской империи (1453), за 70 лет до открытия Америки (1492) и ровно за 100 лет до завершения первого кругосветного плавания (1522).
До 1580 года в Ратушной аптеке провизоры менялись довольно часто. Они или арендовали аптеку у магистрата, или работали в ней как служащие. В 1580 году в аптеку поступил венгр Иоганн Бурхард Белавари де Сикава. С тех пор история аптеки более чем на 300 лет оказалась связанной с семейной хроникой Бурхардов, причем каждый следующий представитель этого семейства, в чье ведение переходила аптека, носил имя Иоганн. Первому из них пришлось нелегко. Были ложные доносы, неблагодарность, угроза долговой тюрьмы. Но он выдержал, да к тому же в Ревеле в ту пору не было врача. Так что во время чумы 1602 года аптекарю пришлось быть единственным лекарем.
У других представителей этого семейства дела пошли лучше, и Иоганн Бурхард четвертый за 600 талеров выкупил у магистрата аптеку в личную собственность. В знак признания его прав Бурхарда обязали выплачивать Ратуше ежегодный налог в размере 30 талеров, а из Ратуши после получения налога отправляли в аптеку как своеобразную расписку большой сдобный крендель и бутыль сладкого «гишпанского вина». Любопытно, что такой обычай сохранялся до 1877 года, хотя налог на признание прав владения аптекой составлял к тому времени всего 6 руб.80 коп., правда, серебром. Последний раз аптека получила крендель из Ратуши в 1972 году, когда отмечали ее 550-летний юбилей.
В 1808 году, когда шла Северная война, из Стокгольма в Ревель вернулся новоиспеченный доктор медицины Иоганн Бурхард пятый. В конце сентября 1710 года на мызе Харку был подписан акт «на капитуляцию Ревеля», и русские войска вступили в город. Молодой владелец аптеки заключил выгодное соглашение с командованием о снабжении армии и флота лекарствами. Вероятно, лечил, или, как говорили тогда, «пользовал» царя Петра, когда тот бывал в Ревеле. В 1725 году царь был при смерти, и к Бурхарду был направлен гонец с вызовом прибыть в столицу. К сожалению, ревельский врач опоздал. Впрочем, документального подтверждения этому не найдено.

Главный вход в аптеку (теперь замурованный). Фото 1913 года.
Пожалуй, самым интересным из всего этого семейства был восьмой Бурхард. Знаток искусства и истории, страстный коллекционер, Бурхард собирал все, что было необычным и представляло, по его разумению, исторический интерес. Не только собирал диковинные вещи, но и переписывался с учеными университетов, с другими коллекционерами, записывал историю каждого экспоната, связанные с ним легенды, составлял каталоги. Возникла одна из лучших частных коллекций своего времени. Но самое главное, что собирал он все это не только для себя. 180 лет назад в 1822 году в здании аптеки, на ее чердаке, открылся первый в городе музей, который Бурхард назвал «Mon faible» («Моя слабость»). Чердак старой аптеки мало отличался от чердачных амбаров других средневековых домов, где хранились товары местных купцов. Так что нетрудно представить, как 180 лет назад поднимались на чердак аптеки по узкой лестнице тучные бюргеры, чтобы подивиться на собранные чудаком-аптекарем («ну, какой же серьезный человек будет заниматься такой ерундой») вещи. А подивиться было чему. Подумайте только: перчатки Карла ХII, ботфорты Петра I, счеты Мазепы, кружка шведских королей, сервиз из Версаля, табакерка Людовика ХVI, автограф Наполеона, средневековое оружие и многое другое.
Особое место в истории культуры не только Таллинна, но и прибалтики занимают общедоступные художественные выставки, которые Бурхард стал устраивать с 1829 года. В течение 30 лет (1808-1838) Ратушная аптека была не только медицинским, но и культурным центром Ревеля. Основная часть коллекции в 1870 году была передана Эстляндскому провинциальному музею.
Лет 25 назад в Историческом музее была выставка части коллекции Бурхарда. Кроме исторических раритетов, неподдельный интерес вызвали отделы античного мира и этнографии: статуэтки из Помпеи, этрусские и римские светильники, фрагменты мозаик из Сиракуз, трубки, одежда, головные уборы, оружие из Китая, Японии, с Алеутских островов. Были в коллекции и фрагменты египетской мумии и многое другое.
Впервые за свою историю в конце ХХ века аптека была закрыта на многие годы и только в последний год столетия вновь открыла свои двери. Сегодня там продают невероятно дорогие современные лекарства. В средние же века, да и позже, от простуды предлагали кровь черной кошки с пивом, от зубной боли – пепел сожженной змеи с розовым маслом, от других болезней – щучьи глаза, порошок из рога единорога, сушеный мозг черепахи и другие подобные «препараты». Однако наряду с этой экзотикой в аптеке было немало лекарств, настоенных на травах. В сводчатом подвале здания аптеки, куда можно было спуститься по крутой каменной лестнице, хранились до ремонта экспонаты научного общества фармацевтов Эстонии. Рядом с мензурками, аптечными весами, старыми ступами и специальным прессом стояли два сундука. На них номера и названия трав, которые в них хранили: в сундуке № 32 был тысячелистник, в № 47 – анютины глазки. Если ящиков было действительно столько, то в аптеке был большой выбор настоящих природных лекарственных средств.
Еще задолго до Бурхардов в апеке готовили не только лекарства, но и сладости. Предлагали цукаты, варенье, печенье, марципаны. Для отливки фигурок из марципана известный ревельский скульптор Арент Пассер изготовил аптеке каменные формы с гербом города. Очень милую легенду об изобретении марципана придумал Яан Кросс. Называется написанная им повесть «Мартов хлеб». Прочтите, не пожалеете. В ней не только о марципанах, но и о Ратушной аптеке рассказано весело и интересно.
Оособой популярностью пользовалось выпекаемое в аптеке печенье со специями – морсели. Этими морселями охотно закусывали кларет – подслащенное и настоенное на травах рейнское вино. Если судить по тому, что в 1560 году аптекарь Йоханнес Дик просил у магистрата разрешение нанять дополнительного работника для обслуживания любителей кларета, можно предположить, что желающих «вкусить» было предостаточно. Ратушная аптека тех времен была своеобразным городским клубом, где можно было встретиться с друзьями, обменяться новостями, послушать заезжего купца о ценах на рынках Новгорода или Любека, купить бумагу, чернила, гусиное перо, написать тут же деловое письмо или записку возлюбленной, запечатать купленным в аптеке сургучом и отправить адресату с аптекарским учеником, приобрести табак, трубку, игральные карты, факелы, свечи, даже порох и дробь и многое другое. Такая вот была аптека.
А сегодня? В отличие от сверкающих стеклом и металлом, современной мебелью и оборудованием многочисленных аптек, открывшихся за последние годы, интерьер Ратушной аптеки выдержан в строгом, даже аскетичном стиле. Ничего лишнего, но и ничего привлекающего интерес посетителя. Из Ратушной аптеки исчез ее особый, овеянный веками дух. В небольшом помещении в шкафах немногочисленные экспонаты, аптечная посуда, весы, кассовый аппарат, другой инвентарь, герб Бурхардов и царский герб, украшавший некогда вход в аптеку, адреса в честь 500-летнего юбилея, отмечавшегося в 1922 году. Вот, пожалуй, и все...
Право же, вместо музеев, в которых почти нет посетителей, открыть бы в здании аптеки музей Бурхарда «Mon faible». Тем более, что в этой коллекции было немало экспонатов по истории города, например, позолоченный меч ревельского палача, посуда, рисунки местных художников, монеты и раритеты, о которых уже шла речь. А если бы в аптеке можно было бы выпить кларет или ликер мальвазию да закусить марципаном или марселями, нет сомнения, что старейшая аптека Северной Европы стала бы одним из самых привлекательных мест для будущих туристов и... прибыльных для владельцев.
Но... второй этаж занят рестораном, где самое дешевое блюдо стоит значительно более ста крон, а в подвале разместился антикварный магазин.
Кабельное телевидение
Сеть кабельного телевидения
internet-p.ru

ОТДОХНИ
Игра 1 Игра 2
Игра 3